Один из ведущих российских историков, сотрудник НИПЦ "Мемориал" Н. В. Петров любезно предоставил нам нижеследующий документ:


Архивная ссылка: ЦА ФСБ, ф. 66, оп. 1, д. 552, л. 111. Типографский экземпляр для рассылки на места.

В п. 2 данного приказа перечислены "способы" осуждения к ВМН: тройки НКВД-УНКВД, ВКВС СССР и особый порядок.

В п. 3 перечислены "способы" осуждения к различным срокам заключения: тройки НКВД-УНКВД, ВКВС СССР и ОСО при НКВД СССР. "Особый порядок" не упомянут.

Таким образом, осуждение в особом порядке - а именно этот термин был упомянут в записке Берии о расстреле поляков - могло означать расстрел.

Что включал в себя особый порядок? Во-первых, как минимум, расстрел по спискам без какой-либо комиссии.

Вот что пишет об этом А. Б. Рогинский (НИПЦ "Мемориал", "Расстрельные списки коммунарки", послесловие):

Но была еще одна, сравнительно небольшая категория осужденных в 1937–1938 гг. по тем же спискам, относительно которой никаких приговоров никем не оформлялось. Эти люди довольно четко выделяются своей профессиональной принадлежностью. Они были так или иначе причастны к НКВД — некоторые работали в системе ОГПУ-НКВД в давние годы, некоторые состояли на службе в НКВД вплоть до момента ареста. Сюда же попали и некоторые родственники сотрудников НКВД. Возможно, есть внутри этой категории и не имевшие к ОГПУ—НКВД никакого касательства, а попавшие в нее по злой прихоти кого-то из высшего руководства НКВД или ВКП(б). Следственные дела этих людей выделяются немаловажной деталью. По процедуре, если дело из Центрального аппарата направлялось на рассмотрение ВКВС, обвинительное заключение должны были визировать двое — начальник того отдела, который вел следствие (или еще более высокий руководитель — заместитель наркома или даже сам нарком), и — обязательно — Прокурор СССР или его заместитель. Однако в делах этих людей на обвинительных заключениях, содержавших рекомендацию направить дело для судебного рассмотрения ВКВС, прокурорской визы нет. Более того, в делах вообще нет никаких следов, что обвиняемый вызывался на Военную коллегию, — нет протоколов ни распорядительного, ни судебного заседаний ВКВС, нет и приговоров. В этих делах, как правило, сразу после обвинительного заключения следует справка, составленная в 1939 г. сотрудником 1-го спецотдела (бывшего учетно-регистрационного отдела) Центрального аппарата, в которой значится, что человек был осужден "в особом порядке", указана дата осуждения, при этом в качестве "основания" (термин справки) даты и порядка осуждения приведена глухая архивная ссылка на некий том и лист.

При сравнении данных из этой ссылки с архивными реквизитами хранящихся в ЦА ФСБ предписаний и актов о расстрелах мы сразу же убеждаемся, что к ним эти данные не относятся. Зато, как выясняется, они точно соответствуют томам и листам в тех списках, которые утверждал Сталин. Списки на сотрудников НКВД подавались Сталину, как правило, отдельно от остальных и назывались либо "список", либо "список лиц", без указания, что перечисленные в списке люди подлежат суду ВКВС. Первый такой список был утвержден Сталиным 16 июня 1937 г., последний — 10 июня 1938 г. После сталинской подписи дела не направлялись на рассмотрение в ВКВС — этих людей просто расстреливали. Это и называлось осуждением в "особом порядке".

Возможно, особым порядком назывались и осуждения комиссией наркома внудел и прокурора СССР (иногда называемой "двойкой"), согласно п. 6 приказа НКВД №00485 от 11.08.1937. В записке Комиссии Президиума ЦК КПСС под председательством Н. М. Шверника о результатах работы по расследованию причин репрессий и обстоятельств политических процессов 30-х годов (1963) имеется такая информация (Реабилитация: как это было, том 2, М.: МФД/"Материк", 2003, с. 592): Решения о расстреле значившихся в списках бывших сотрудников НКВД, некоторых военных работников и государственных деятелей оформлялись не в суде, а в так называемом "особом порядке" - комиссией в составе Вышинского или его заместителя Рогинского, Ульриха и Ежова или его заместителя Фриновского.

Включал ли "особый порядок" только ВМН или иные виды осуждения?

Существуют документы республиканских НКВД/региональных УНКВД, в которых термин "особый порядок" используется именно для обозначения осуждений комиссией НКВД и прокурора СССР и включает в себя не только ВМН. С одной стороны, чекисты на местах необязательно были осведомлены о терминологии центрального аппарата НКВД. Но если принять, что термин "особый порядок" включал в себя все результаты работы "двойки", включая осуждение на различные сроки, то отсутствие его в пункте 3 приказа НКВД может объясняться тем, что нелетальные решения "двойки" легализовались через ОСО (который в таком случае играл роль чисто "штампующего" органа), и тем самым приказ так или иначе покрывал все решения "двойки", прямо ее не называя.

PS: со времени первого опубликования этого комментария взгляды автора на значимость этого документа изменились и текст был изменен соответствующим образом.