Как известно, во время эксгумационных работ в Катыни в 1943 году немцы обнаружили в могилах немецкие пистолетные патроны, гильзы и пули калибра 7,65 мм производства фирмы Геншов с маркировкой "Geco 7,65 D". Об этом подробно написано в сборнике "Amtliches Material zum Massenmord von Katyn" (Берлин, 1943) в отчете профессора Герхарда Бутца, руководившего судебно-медицинским исследованием, а также в заключительном отчете немецкой полевой полиции.

Информация о патронах и гильзах, приведенная в упомянутых материалах, получена от производителя, оружейной фирмы Геншов, в ответ на соответствующий запрос немцев, производивших раскопки в Катыни (точнее, немцы из Смоленска-Катыни запросили Институт криминалистики в Берлине, а те – фирму Геншов). Размещаем отсканированную копию этого ответного письма из фирмы Геншов и его перевод (все возможные огрехи и корявости перевода - мои, А. П.). Указанная копия хранится в архиве Комиссии Бурденко в Москве (ГАРФ, фонд 7021, опись 114).

Следует отметить, что в официальном Сообщении комиссии Бурденко нет ни слова о немецких боеприпасах, использованных при расстреле польских офицеров в Катыни.

Немецкие боеприпасы упоминались советской стороной только в справке В. Н. Меркулова и С. Н. Круглова (ВИЖ, № 11, 1990 и № 4, 1991), явившейся основой для официального Сообщения, а также при допросе судмедэксперта В. И. Прозоровского в качестве свидетеля обвинения в Нюрнберге. Во время допроса В. И. Прозоровского помощник главного советского обвинителя Л. Н. Смирнов отметил, что в распоряжении советской стороны имеются немецкие документы, переданные американцами и касающиеся найденных в Катыни немецких боеприпасов. Письмо из фирмы Геншов - по всей вероятности, из данного набора документов. Именно это письмо и публикуем. Скорее всего, оно было передано комиссии Бурденко непосредственно перед Нюрнбергским процессом или даже во время процесса, кто-то из помощников спешно перевел основную часть письма – рукописную страницу с этим переводом также публикуем ниже.

А. П.

Стр. 1.

К о п и я.

И н с т и т у т   к р и м и н а л и с т и к и
полиции безопасности
при Имперском управлении криминальной полиции.
Регистрационный № 3243 g KTI
Берлин C2, 4 июня 1943

Заказное

Судебному медику-консультанту
при враче группы армий «Центр»
штабс-врачу М ю л л е р у (вручить лично)

С м о л е н с к – К а т ы н ь

Касательно: Находки патронов в Катыни
На: Устные переговоры
Приложения: 1 патрон, 2 гильзы, 1 пуля калибра 7,65
1 оригинал письма с завода Геншов и Ко. со светокопией

В соответствии с Вашей просьбой пересылаем как приложение полученный нами ответ от фирмы Геншов и Ко. Из-за сильного окисления металла уже невозможно установить, были ли обе гильзы использованы в одном и том же оружии.

Подпись – д-р Хеес
(д-р Хеес)
регирунгсдиректор [старший государственный чиновник]
Печать
Стр. 2-3.

К о п и я.

Печать: Имперское управление криминальной полиции
Институт криминалистики. 2.6.43

Г е к о
основано 1887

Густав Геншов и Ко. Акционерное общество
Заводы: оружие – Трептов, боеприпасы и дробь – Дурлах,
охотничьи и спортивные товары – Хахенбург

Институт криминалистики
полиции безопасности
при Имперском управлении криминальной полиции
Б е р л и н С 2
Вердершер Маркт 5/6.

На Ваше письмо: -118-/43
KTI от 26.5...
Наше обозначение: G/D
Берлин [SW 68 ?], 31.5.43
Маркграфенштрассе 77

Касательно: Пистолетные боеприпасы калибра 7,65.

Возвращая переданные нам материалы (1 патрон, 2 гильзы и 1 пуля), сообщаем, что, судя по маркировке на донышках гильз, эти патроны должны были быть произведены нашим заводом в Дурлахе в 1922-1931 гг.
Прилагаем эскизный чертеж, на котором Вы можете увидеть маркировку [чеканку, штамповку] на донышках гильз, использовавшуюся в последние десятилетия для наших пистолетных патронов.
Установить, куда поставлялись пистолетные патроны, о которых идет речь, не представляется возможным. В рассматриваемые годы наши пистолетные патроны поставлялись практически во все европейские страны – во всяком случае, пистолетные патроны калибра 7,65. До 1928 года имели место поставки в больших объемах и в Россию, в том числе поставки патронов указанного калибра. После 1928 года поставки в Россию продолжались, но, как правило, в небольших объемах.
До 1930 года осуществлялись поставки и в Польшу – возможно, также в небольших объемах.
Как правило, пистолетные патроны такого типа постоянно поставлялись и в прибрежные государства Эстонию, Латвию, Литву.

[Примечание переводчика. "Randstaaten" (в немецком тексте опечатка - "Randstatten") я перевел как "прибрежные государства", но существует и другой термин для обозначения указанных стран в довоенное время - "лимитрофы".]

В настоящее время подробности поставок установить невозможно, поскольку документация заказчиков вследствие сокращенного до 5 лет срока ее хранения уже уничтожена.

Хайль Гитлер!
Густав Геншов и Ко.,
Акционерное общество.

Подпись (неразборчиво).

Приложение 1
Стр. 4.

Рукописные надписи на эскизном чертеже:

Справа от рисунков: до 1922
до 1931
с 1932

Справа внизу: Густав Геншов и Ко., А.О.
Отделение - завод боеприпасов
Карлсруэ Дурлах
28/5.43. подпись

Слева сбоку: к письму Института криминалиcтики, Берлин,
от 26.5.43, рег. № 118/…

Дополнение Сергея Романова: выступая перед Комитетом Мэддена 25.04.1952 (том 5) Геншов в целом повторил содержание документа, хотя, не имея его перед глазами и свидетельствуя по памяти, некоторые даты он вспомнил не очень точно.

Стр. 1578: Гильзы этой аммуниции имели, c 1933-34 гг., слово "Geco" на донышке гильзы и под "Geco" было "7,65".
[...]
... с 1928 года мы не экспортировали крупные партии пистолетных боеприпасов в Советскую Россию.
[на вопрос об экспорте в СССР калибра 7,65] Да; до 1928 в более крупных объемах.

Стр. 1579:

... Я хочу указать на то, что торговый знак, использовавшийся до 1933-34 (когда был введен последний торговый знак) также имел слово "Geco" и "7,65". Дополнительно были два "D" немного ниже слова "Geco", справа и слева.
[...]
Если хранить их [боеприпасы] правильно и если патроны остаются в оригинальной упаковке, можно спокойно хранить их 10-20 лет.
[...]
Мы не экспортировали более 2-3 тысяч патронов в Советскую Россию после 1928 года; но в страны Балтии, насколько я помню, мы экспортировали примерно 50,000 в каждую.
[...]
[на вопрос об экспорте в Польшу калибра 7,65 с 1933 по 1940]
Не помню. Не думаю, что мы это делали.
[на вопрос о таком же экспорте с 1923 по 1940]
Может быть, но я этого не помню, потому что мы прекратили экспорт в Польшу внезапно, из-за новых таможенных правил, введенных в Польше. Но я не помню, в каком году это случилось.
Судя по каталогу экспортных боеприпасов Geco за 1933 год, уже в этом году торговая марка на донышке присутствовала. Учитывая, что по таким каталогам за все годы фирма легко могла восстановить хронологию торговых марок, приоритет в данном вопросе имеет письмо 1943 года.