Целую паутину аргументов свили мухинцы вокруг датировки записки Берии. Еще в Катынском детективе (1995) Юрий Мухин писал (§89):А письмо наркома внутренних дел СССР и письмо Председателя КГБ СССР написаны на простой бумаге и не имеют номеров, письмо Берии не имеет и даты. Их можно уже и не читать. Мухин, будучи дилетантом в плохом смысле этого слова, счел возможным критиковать оформление документов не имея перед глазами даже ксерокопии. Он не выглядел бы столь глупо, если бы перед тем, как браться за перо, заглянул бы в польский сборник Katyn. Dokumenty ludobojstwa, вышедший в Варшаве в октябре 1992 года, или в январский номер журнала Вопросы истории за 1993 год[1], где этот документ был опубликован в надлежащем виде. Он мог бы убедиться, что у записки Берии есть номер - 794/Б, и частично проставлена дата ("марта 1940 г.").

В Антироссийской подлости (2003) Мухин расширил аргументацию по этому вопросу (§590 и далее):Скажу сразу, что геббельсовцы метнулись из огня да в полымя: и дата "5 марта" указывала на фальшивку, но и без нее лучше не стало. Дело в том, что дата и номер письма - это одна запись, как серия и номер на денежной купюре, это две части одного целого. После того, как письмо отпечатано и завизировано, оно попадает на подпись тому, кто должен его подписать (в данном случае — Берии). Руководитель подписывает и кладет письмо в папку "Подписанные" у себя на столе.

Секретарь или референт периодически заходит в кабинет и извлекает документы из этой папки, затем несет их и сдает в канцелярию. Работник канцелярии раскрывает "Журнал регистрации исходящей корреспонденции" и вписывает в него очередной номер и адрес того, кому адресовано письмо, а затем дату и номер из журнала пишет на письме. Отныне это имя письма, по этому номеру и дате письмо будут называть, по ним его будут искать. Дату и номер работник канцелярии пишет одной записью, причем лично ему важнее записать дату, поскольку по ней судят о добросовестности его работы — задерживает он или нет у себя в отделе корреспонденцию начальника. Это невозможно, чтобы он забыл написать дату, но написал номер, — это выглядит так же, как если бы вы, вписывая в ведомость на получение денег свою фамилию, забыли бы написать ее первую половину.

Подлинный документ может не иметь номера, может не иметь и даты. Такое случается, когда начальник его подписывает, находясь вдали от своей канцелярии, скажем, в командировке. Но если есть номер, то значит письмо прошло через канцелярию, но тогда отсутствие даты — это явный признак фальшивки.
Юрий Мухин не ссылается ни на один источник, из которого бы следовала именно такая процедура для всех исходящих писем и записок Берии, но допустим ради продолжения дискуссии, что описанное примерно соответствует действительности. Однако как из этого следует, что отсутствие полной даты на записке Берии является признаком поддельности? Ведь вполне реален следующий вариант: Берия пишет письмо Сталину, оно регистрируется[2], затем по каким-то причинам переписывается, и остается со старым номером, но с непроставленным числом. Мухинцы могут (бездоказательно) возразить двояко:

а) если письмо изменялось, его перепечатывали и заново регистрировали;
б) если бы письмо изменили, то все равно была бы проставлена дата - ведь Берия был таким пунктуальным.

По пункту а): в книге Н.Петрова и М.Янсена "Сталинский питомец" - Николай Ежов (2008) приводится сопроводительное письмо (номер 447/Б от 29.01.1939) Берии, Андреева и Маленкова к акту приема сдачи дел в НКВД СССР на имя Сталина, с пометой "Разослано Молотову, Ворошилову, Кагановичу, Микояну, Жданову" (с.361-363; архивные ссылки приведены в книге). В примечании 6 указывается:Письмо с внесенными в него поправками, перепечатанное набело и подписанное Берией, Андреевым и Маленковым, было послано Сталину 1 февраля 1939 г. за тем же регистрационным номером - №447/Б.

Таким образом, мы имеем два экземпляра по сути одного и того же письма, с одним регистрационным номером, но с разными датами. Таким образом, дата значения не имела и новая регистрация была необязательна.

По пункту б): якобы пунктуальность Берии[3] в вопросе проставления дат опровергается многочисленными записками Берии, в которых проставлены месяц и год, но не проставлено число. Такого рода документы приведены, в частности, в сборнике Атомный проект СССР. Документы и материалы (том II, книга 2; 2000) на страницах 213-220, 241-243, 249-250, 262-263 (11 документов 1946 года)[4]. Все документы - подлинники из АП РФ (т.е. не копии и не отпуски), исполненные машинописью (в некоторых случаях со вставкой текста от руки). На 10 документах имеются пометы об утверждении Сталиным. Возьмем, к примеру, письмо Берии Сталину с представлением на утверждение проекта СМ СССР "О плане производства продукта Б-9 (тория) на 1946-1949 гг.". Письмо написано в мае 1946 года, о чем свидетельствует строчка "« » мая 1946 г." - число не проставлено. Таким образом, аргумент о "пунктуальности" Берии не имеет силы.

Еще до опубликования Антироссийской подлости Мухин выдумал несколько "убойных" аргументов о поддельности записки Берии, связанных с ее датировкой. В 1999 году в газете Дуэль он писал ("Иудино семя", №18(109), 05/04/1999):

В 1991 г. Ваши братья по совести состряпали фальшивые письма Берия, Шелепина и фальшивый протокол Политбюро о якобы расстреле НКВД польских офицеров в Катыни, но не опубликовали их в России. Я 3 года [Мухин ошибся - тут должно быть "2 года" - с конца 1992 до конца 1994 - С. Р.] искал эти фальшивки через кого мог и не мог - и через депутатов Думы, и через своих зарубежных партнеров. Наконец, в конце 1994 г.[5] нашел тексты фальшивок. Написал статью, где показал целый ряд признаков, по которым видно, что эти документы поддельны. А в 1995 г. поляки издали "Сборник" документов о Катыни и подтвердили, что эти документы фальшивки, тем, что попытались при публикации в "Сборнике" исправить указанные мною замечания.

К примеру. В фальшивом письме Берия в Политбюро я указал на отсутствие в этом документе следов регистрации - номера и даты. И что поляки (или те, кто изготавливал эти фальшивки) делают? Они в "Сборнике" дописывают номер на письме, но не ставят дату - еще более полный идиотизм. Потому что без номера, но с датой может быть неофициальное письмо, но на официальном письме номера без даты не бывает, так как они ставятся одним человеком и одновременно, - это одна запись. Это все равно, что написать адрес не "в Политбюро", а в "Полит". А дату фальшивомонетчики не поставили либо по глупости, либо из осторожности - любая дата не согласовывалась с остальными документами "Сборника".
Мухин, судя по всему, верит в мировой катынский заговор, участники которого его - смелого борца с заговором - принимают всерьез и даже исправляют фальшивые документы согласно его книге. Однако, как уже было сказано, катынские документы были опубликованы в Польше в октябре 1992 года и в России в январе 1993 года. Причем опубликованы в точно такой же форме, в какой они публикуются сейчас (в Польше - факсимильно).

Но и после этой статьи Мухин не успокоился, опубликовав все в той же Дуэли свое "Пятое прямое доказательство" (№33(278), 13/08/2002):Впервые эти фальшивые документы по Катынскому делу были предъявлены на заседаниях Конституционного суда России по "делу КПСС" в сентябре 1992 г. По-видимому, фальсификаторы надеялись, что их под шумок остальных обвинений КПСС признает суд и тогда эти фальшивки станут юридически (судебно) признанными доказательствами. Но не получилось!

Не дала защита, в частности, народный судья Ю. М. Слободкин, который на этом суде выступил в качестве адвоката КПСС, кроме того, сами судьи КС стали выявлять в "документах" крайние глупости, на недопущение которых не хватило ума ни у фальсификатора Яковлева, ни у фальсификатора Волкогонова, что еще раз доказывает, что подлецами становятся только умственно малоразвитые. В связи с этим при публикации протоколов КС по "делу КПСС" издатели "забыли" опубликовать те их части, которые касались разоблачения фальшивок. Однако в ходе этого "демократического процесса" стенограммы суда выдавались для копирования всем участникам суда: Это позволило защитнику КПСС профессору Ф. М. Рудинскому, заведующему кафедрой Волгоградской высшей следственной школы МВД РФ написать книгу "Дело КПСС" в Конституционном суде" [М., "Былина", 1999, с. 317], где автор восполнил пробелы, которые "забыли" описать "корректировщики" процесса.

Теперь внимание! Рудинский пишет, что на страницах 550 и 551 (т. 4) стенограммы судебного заседания (14 октября 1992 г.) содержится следующая запись обсуждения представленных С. Шахраем фальшивок по Катынскому делу:"Ю. М. Слободкин поддержал эту точку зрения, заявив, что протокол заседания Политбюро, где за N144 от 5 марта значится "Вопрос НКВД", по его мнению, сфальсифицирован. Он обратил внимание Суда, что нумерация заседаний Политбюро вызывает сомнение: N136, потом вдруг сразу N144 от 5 марта. "Почему, если все это... велось по порядковым номерам, не идет 137 номер записи по порядку, а идет вдруг сразу 144 номер?" - спросил Юрий Максимович. Далее он сказал, что записка Берии датирована 5 марта и указано, что заседание Политбюро тоже состоялось 5 марта, но "практически этого никогда не было".Поясню, что имел в виду Ю. М. Слободкин, когда говорил о датах. Дело в том, что перед тем как рассматривать дела на заседании Политбюро, их заранее отбирал и готовил по ним проекты решения один из секретарей ЦК, в 1940 г. таким секретарем был Г. Маленков. Делалось это для того, чтобы писанием проекта решения на самом заседании Политбюро не задерживать членов Политбюро - дать им рассмотреть больше вопросов. (Проекты правились на заседании Политбюро, если мнение большинства не совпадало с мнением Маленкова). И если Берия написал письмо 5 марта, то получается, что Маленков из письма Берии 4 или 3 марта до слова, до последней цифры воспроизвел в проекте решения то, что Берия еще и не писал. Это идиотство Яковлева & Волкогонова выдавало фальшивку за версту

И вы видите, что сделали фальсификаторы? После апробирования "документов" на КС они снова переписали фальшивку!

То есть снова взяли бланк, отпечатали текст, поставили штампики, а затем специалист подделал подпись Берии и росписи членов Политбюро. Но в этой фальшивке они уже не указали даты! И теперь во всех опубликованных изданиях эта фальшивка фигурирует без даты с примечанием фальсификаторов: "Не ранее 5 марта 1940 г." Аргумент этот чрезвычайно абсурден. Какова вероятность того, что предполагаемые фальсификаторы стали бы изменять - да еще так радикально - документы после того, как они побывали в Конституционном суде, где их видели защитники КПСС и явно сочувствующий КПСС судья Зорькин?

Более того, в дополнительной фальсификации не было никакой нужды. Аргумент Мухина-Слободкина о "задержке" на несколько дней - просто безоснователен. Мухин и Слободкин не приводят вообще никаких доказательств того, что дата документа и дата решения, принимаемого по этому документу, не могут совпадать. Есть только голословные утверждения о процедуре - но ни Мухин, ни Слободкин не имеют понятия о процедуре. Почему-то игнорируется возможность принесения Берией письма прямо на встречу со Сталиным[6]. Более того, известны случаи решений ПБ, выносившиеся в день создания инициативных документов. Например, решение ПБ от 08.04.1939 по вопросу НКВД и Прокуратуры СССР было принято по записке Берии за номером 996/б от 08.04.1939 (см. введение к публикации сталинских расстрельных списков на http://stalin.memo.ru). Есть и более примечательный пример. В сборнике Катынь. Пленники необъявленной войны (1999) приводится выписка из протокола 7 (п. 260) заседания Политбюро ЦК ВКП(б) с решением о военнопленных. Выписка датирована 2 октября 1939 года (с. 118). А вот докладная записка Берии и Мехлиса, по которой принималось решение, датирована 3 октября (с. 114-117). В примечании к документу сказано (с. 404):Решение по вопросу о военнопленных члены Политбюро приняли 3 октября, о чем свидетельствует письмо Л.П.Берии И.В.Сталину от 3 октября с их визами в пользу предлагавшегося наркомом внутренних дел проекта решения. По всей видимости, протоколы заседаний Политбюро оформлялись не всегда в день заседания, и вопрос о военнопленных был вставлен в протокол предшествующего дня.Повторюсь: это лишь показывает, что не было никакой нужды фальсифицировать что-либо, сама же записка Берии (в ее окончательном варианте) могла быть создана в период с 3 по 5 марта 1940 года.

Ю.М.Слободкин, не имевший представления об оформлении советских документов такого типа, просто перепутал[7] рукописную пометку "от 5.III-40 г", которая находится в правом верхнем углу первой страницы документа (под еле-еле видным штампиком с вписанными от руки номером протокола (13) и пункта (144оп)) с датой самой записки. Слободкин и ныне уверяет, что речь шла именно о дате записки Берии, но основывается не на собственной памяти, а на стенограмме заседания Конституционного Суда, во время которого из-за своей некомпетентности он и внес путаницу в рассмотрение дела.

Нам осталось лишь обсудить аргумент С.Стрыгина и В.Шведа в книге Тайна Катыни (2007). Стоит отметить, что по вопросу о Слободкине мнение Шведа и Стрыгина совпадает с нашим (с. 153-154):Вероятнее всего, Слободкин исходящей датой записки посчитал дату ее регистрации в ЦК ВКП(б), расположенной под грифом «сов. секретно». Аргумент, что исходящая дата документа, представляемого на заседание Политбюро ЦК ВКП(б), не могла совпадать с датой проведения заседания Политбюро необоснован. Учитывая специфику проведения Политбюро при Сталине, Берия мог лично, в тот же день, внести записку на Политбюро. Только при Сталине записка Берия, внесенная на Политбюро, могла быть оформлена как подлинник решения ПБ.Однако этот абзац уже ставит под сомнение компетентность авторов в вопросе о катынских документах. Под грифом "сов. секретно", а, точнее, под штампом с номером протокола и номером вопроса (см. выше) стоит не дата регистрации документа, а дата принятия решения ПБ по записке Берии. Авторы делают важное заявление (с. 154):В настоящее время авторами доказано, что «записку Берии № 794/Б» следует датировать 29 февраля 1940 г. Основанием для этого послужили предыдущая и последующая за письмом «№ 794/Б» корреспонденции, отправленные из секретариата НКВД в феврале 1940 г. В 2004 г. в Российском Государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) в рабочих материалах Политбюро ЦК ВКП(б) было выявлено письмо Л. П. Берия с исходящим номером «№ 793/б» от 29 февраля 1940 г. (РГАСПИ, ф. 17, оп. 166, д. 621, лл. 86-90).

Два последующих письма - «№ 795/б» «Товарищу Сталину. О ходе работы известных авиаконструкторов по постройке самолетов» и «№ 796/6» были зарегистрированы в секретариате Наркома внутренних дел СССР также 29 февраля 1940 г. Об этом сообщается в ответах № 10/А-1804от 31. 12. 2005 и Ю/А-120 от 19. 01. 2006 г. за подписью начальника Управления регистрации и архивных фондов ФСБ РФ генерал-майора В. С. Христофорова на запросы депутата Государственной Думы Андрея Савельева.
Хотя, как будет показано на нашем сайте чуть позже, на слово Стрыгину и Шведу доверять не очень мудро, в данном случае у нас нет веских оснований сомневаться в этой информации.

Но как уже было доказано, под одним и тем же номером могли фигурировать документы с разными датами. Из этого следует и более общий вывод: дата регистрации документа - это не то же самое, что и дата самого документа. Если бы даты регистрации всегда совпадали с датами самих документов, можно было бы ожидать полного хронологического соответствия последовательных номеров документов и их дат. Однако можно привести большое количество примеров обратного:

        05.05.1939        1513/б {1}, с. 74
        10.05.1939        1373/б {1}, с. 79

        04.03.1940        949/б {1}, с. 143 
        07.03.1940        886/б {2}, с. 49

        02.08.1941        2580/б {1}, с. 309
        03.08.1941        2569/б {3}, с. 193
        21.08.1941        2494/б {1}, с. 310
        25.08.1941        2514/б {1}, с. 311

        04.12.1942        2072/б, {10}
        05.12.1942        2037/б, {11}, с. 514

        01.05.1944        387/б {1}, с. 423
        03.05.1944        386/б {2}, с. 546

        17.10.1944        1100/б {1}, с. 458
        19.10.1944        1081/б {4}, док. 3.22

        01.12.1944        1304/б {1}, с. 474
        02.12.1944        1298/б {5}, с. 535

        12-13.03.1945^    289/б {1}, с. 496
        14.03.1945        286/б {1}, с. 498

        22.03.1945        383/б {1}, с. 504
        23.03.1945        337/б {6}

        31.05.1945        702/б {7}
        06.06.1945        641/б {4}, док. 3.30

        21.06.1945        724/б {8}, с. 222
        22.06.1945        718/б {1}, с. 520

        29.10.1945        1299/б {5}, с. 433
        17.11.1945        1288/б {9}

^ Так в книге.

{1} Лубянка. Сталин и НКВД-НКГБ-ГУКР "Смерш". 1939 - март 1946, М.:МФД/Материк, 2006.
{2} Катынь. 1940-2000. Документы; М.:Весь мир, 2001.
{3} История сталинского ГУЛАГа. Конец 1920-х - первая половина 1950-х годов, том 7, М.:РОССПЭН, 2004.
{4} Военнопленные в СССР. 1939-1956. Документы и материалы, М.:Логос, 2000.
{5} Сталинские депортации. 1928-1953, М.:МФД/Материк, 2005.
{6} http://www.9may.ru/unsecret/m10012119
{7} Безыменский Л.А., Операция "Миф", или Сколько раз хоронили Гитлера; М.:Международные отношения, 1995, гл. "Сталин знал все". См. также http://www.vpk-news.ru/pics/2005/82/07_01_01_big.jpg
{8} Из Варшавы. Москва, товарищу Берия... Документы НКВД СССР о польском подполье. 1944-1945 гг., Сибирский хронограф, 2001.
{9} http://www.9may.ru/unsecret/m10009162
{10} Ю. Ерофеев, "С этого начиналась радиоэлектронная борьба", http://www.chip-news.ru/archive/chipnews/200308/13.html
{11} Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне, том 3, книга 2, 2003, М.:"Русь".

Таким образом мы в очередной раз убеждаемся, что дата регистрации документа - это не то же самое, что и дата самого документа. 29 февраля 1940 года был создан первый вариант предложения Берии. Вероятно, изменение ситуации с 29 февраля по 5 марта потребовало изменить содержание предложения. Мы пока не знаем, были ли эти изменения радикальными и содержал ли первоначальный вариант предложение расстрелять польских военнопленных и заключенных.

В завершение стоит привести документ, в очередной раз подтверждающий, что все придирки к отсутствию числа в дате записки Берии несерьезны. Это справка-заместитель Т.К.Силиной в папке "Подлинники постановлений и материалы":Подлинник постановления Политбюро ЦК ВКП(б) П 13/144-ОП от 5 марта 1940 г. - записка НКВД № 794/Б от марта 1940 г. за подписью Берия с голосованием т.т. Сталина, Ворошилова, Молотова, Микояна (роспись) и т.т. Калинина, Кагановича по телефону находится в папке совершенно секретных документов.Текст приведен в книге И.С.Яжборовской, А.Ю.Яблокова и В.С.Парсадановой Катынский синдром (М.:РОССПЭН, 2001, с. 392). Справка была обнаружена в АП РФ следователем ГВП А.Ю.Яблоковым, копия приведена в приложении к Тайне Катыни Шведа, причем почему-то среди материалов закрытого пакета, частью которого справка не являлась. Т.К.Силина в 1940 году была зав. Особым сектором Общего отдела ЦК ВКП(б) (см. Писатель и вождь: Переписка М. А. Шолохова с И. В. Сталиным. 1931—1950 годы, М.:Раритет, 1997, с. 154, прим. 48; Ю.Мурин, "Забудьте обо всем, что узнали здесь", Совершенно секретно, 2/2008). Работала она до 1977 года включительно, поэтому справка может относиться как к 1940 году, так и к более позднему периоду. Суть, однако, в том, что задолго до Горбачева и Ельцина было известно об отсутствии числа в дате записки Берии. То есть предполагаемые фальсификаторы могли вставить число когда угодно. Более того, исходя просто из здравого смысла надо заключить, что будь записка Берии сфальсифицирована - число точно вставили бы. То есть отсутствие числа является признаком подлинности записки Берии. Тогда как предполагаемые признаки фальсификации, связанные с датировкой записки, таковыми не являются, и представляют собой лишь отражение дилетантства и некомпетентности "ниспровергателей"[8].

[1] Позже Мухин попытался оправдать свою некомпетентность тем, что в январском номере Вопросов истории за 1993 год в выходных данных типографии дата сдачи в набор обозначена как "22.ХII.93", что, естественно, является не более чем опечаткой. Достаточно посмотреть на даты сдачи в набор последующих номеров. О польском сборнике Мухин даже не упоминает, что неудивительно - если факты не соответствуют его конспирологическим построениям, тем хуже для фактов. (См. Антироссйиская подлость (2003), §649).

[2] На данный момент у меня нет сведений о том, что номера и даты записок Берии вносились в какую-либо книгу регистрации исходящей корреспонденции, но дальнейшая аргументация будет подразумевать, что именно так и было. Если же все было не так, это, очевидно, никак не ослабляет мою аргументацию.

[3] Нет оснований считать, что кто-то кроме Берии проставлял число месяца от руки в штампе документа. По крайней мере, нельзя заявлять, что это всегда делал человек, который присваивал письму порядковый исходящий номер - чуть позже мы убедимся, что даты выдачи номеров не всегда совпадали с датами самих писем. Теоретически это могла быть машинистка, но она могла впечатать дату на машинке, так же, как она впечатывала месяц. Логично, что именно Берия выбирал, каким числом датировать то или иное письмо. Но даже если речь идет о "нерадивости" секретарши, то рассматриваемый аргумент точно так же применим и к этому случаю.

[4] Стоит отметить, что в сборнике приведено немало писем Берии того же формата, но с проставленным числом, см., например, с. 283-286. В 4 книге II тома (2003) на страницах 180-181 приведена записка Берии Сталину, где присутствует неполная дата "« » октября 1948 г.", причем в примечании указывается: "Число месяца отсутствует". Еще один документ Берии без числа в дате приведен в книге В.Некрасова МВД, НКВД и атом (2007). На с. 290-291 приводится письмо Берии Сталину от "« » июня 1947 г." с пометкой об утверждении Сталиным.

[5] Довольно любопытно наблюдать за тем, как меняется история Мухина об обретении им катынских документов. В Катынском детективе Мухин пишет (§88): "Вы уже поняли, что автор этой книги несколько интересуется катынским делом, но и он с 1992 года нигде не мог найти этих документов, пока в начале 1995 года ему не передали уже упоминавшийся сборник "Военные архивы России"", то есть по первой версии документы попали к нему лишь в начале 1995 года. Согласно же второй версии, Мухин "искал эти фальшивки через кого мог и не мог - и через депутатов Думы, и через своих зарубежных партнеров. Наконец, в конце 1994 г. нашел тексты фальшивок". Ну и как прикажете это понимать? И ведь на основании этого противоречия можно заявить, в полном соответствии с методологией горе-опровергателей, что либо книга Мухина, либо его статья - фальшивка.

[6] Хотя в журнале посещений Сталина за 5 марта фамилия Берии не значится, надо учесть, что это был журнал посещений лишь в Кремле (не на даче, и т.п.). Более того, отмечались даже не все кремлевские визитеры (Исторический архив, 2/1996, с. 3):Вероятно, не все побывавшие в кабинете у вождя, попадали в списки посетителей. Так, 1 июля 1940 г. в кабинете Сталина с 17 часов 35 минут до 18 часов 25 минут находился Молотов. Согласно записи, в этот день Сталин никого больше не принимал. Однако, строчкой ниже говорится, что "последние" в этот день из кабинета Сталина вышли в 21 час 40 минут. Кто они, эти "последние", остается неясным.[7] Подобная путаница встречается и в некоторых вполне научных трудах. Например:5 марта 1940 г. Берия докладывал Сталину о том, что в лагерях для военнопленных и в тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии содержалось "большое количество бывших офицеров польской армии... Все они, - говорилось в докладе, - являются закоренелыми врагами советской власти, преисполненными ненависти к советскому строю" (Райский Н. С., "Вторая мировая война и судьбы польских военнопленных", Отечественная история, 1995, №4, с. 139)

Из письма Берии Сталину от 5 марта 1940 г. явствует, что в тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии находились 18632 заключенных, включая 10685 поляков... (Катынь. Пленники необъявленной войны, 1999, с. 28)
[8] Статью В.Шведа "Ещё раз о записке Берии" (http://www.hrono.info/statii/2008/shwed_beria.html) отдельно рассматривать не имеет смысла - все аргументы Шведа о датировке "покрываются" сведениями, изложенными в данной заметке. Ответ на версию от 10.04.2008 см. по адресу http://ru_katyn.livejournal.com/tag/link-shved-1.